Марина Девятова: «Мои концертные программы – это всегда баланс между моими предпочтениями и пожеланиями зрителя»

6 октября в Культурном центре «Зеленоград» прошёл концерт Марины Девятовой. После концерта Марина рассказала корреспонденту Zelenogradnews.ru о своей новой программе «Симфония моей души», поделилась секретами составления своего репертуара, воспоминаниями о своих учителях и представлениями о миссии педагога, обучающего детей фольклору, а также своими впечатлениями о Зеленограде.

- Расскажите о Вашей концертной программе? Как она создавалась?

- У меня каждый год новая программа. Название «Симфония моей души» я позаимствовала из названия сольного концерта в Москве. Оно мне очень понравилось, я очень хотела использовать его где-то ещё.

У меня очень большой репертуар, но нужно, чтобы песни, выбранные для концертной программы, сочетались друг с другом. Я вношу некую театральность, некий элемент шоу в концерт, ведь Марина Девятова – это сочетание танца и песни.

Так как симфония имеет трёхчастную форму, концерт состоит из трёх частей: русские народные песни, авторские произведения русских исполнительниц и хиты других народов. И когда чётко понимаешь, что есть эти три кита, начинаешь формировать программу концерта. Какие-то произведения, естественно, повторяются, потому что люди хотят услышать то, что они уже полюбили, и я стараюсь учесть пожелания своего зрителя. Но есть и новые произведения.

- Как Вы выбирали произведения для концерта, которые хотели донести до зрителя, помимо тех любимых песен, которые он хочет услышать?

- Практически весь акустический блок с музыкантами (вторая часть) зритель ещё не видел. Постановочные номера в начале программы тоже новые. А в международном блоке – цыганская песня, которая всегда цепляет зрителя, «Тбилисо» – тоже новая для меня песня. Петь на грузинском языке очень сложно. С фонетикой мне помогала моя ученица – коренная жительница Грузии. Она учила меня фонетически правильно произносить слова, ведь в грузинском языке есть звуки, которых нет в русском.

Мои концертные программы – это всегда баланс, компромисс между моими предпочтениями и пожеланиями зрителя. Если я в чистом виде буду нести людям фольк, то есть то, что мне нравится в аутентичном виде, боюсь, что многие перестанут любить народную песню, потому что вообще её не поймут.

- Но то, что Вам чуждо, Вы в любом случае не стали бы исполнять?

- Конечно. Рубашку надевать надо по размеру.

- На концерте Вы рассказывали зрителям о своих учителях. Наверняка Вы упомянули не всех. Расскажите, кого ещё Вы считаете своими учителями, с кого Вы хотели бы брать пример.

- Мои учителя имеют отношение не к сцене, а к педагогике. Моим главным учителем в профессиональной сфере была покойная профессор Российской академии музыки имени Гнесиных Людмила Васильевна Шамина. Она воспитала не один десяток исполнителей народной песни. Многие великие исполнители являются ее учениками. Мне очень повезло, что я успела впрыгнуть в вагон под названием «Шамина». В 1999 году я поступила к ней в класс. Мне было всего 15 лет. Представляете, двадцатью годами раньше она преподавала у моего отца. То есть кто такие Девятовы, она знала. У Людмилы Васильевны был невероятно точный баланс кнута и пряника. И моя корона, с которой я вошла в класс, быстро слетела, за что я очень Людмиле Васильевне благодарна. Потому что, когда вы заходите к педагогу с короной, вряд ли вы будете прогрессировать, и вряд ли вы чего-то добьётесь. К педагогу надо заходить с позиции смирения, прошения помочь. Только тогда вы начнете слышать что-либо. Не вы должны рассказывать, а вам. С Людмилой Васильевной у нас быстро наладился контакт. Иногда мы занимались у неё дома. У неё потрясающая квартира, вся заполненная мягкими игрушками ёжиками, которых она коллекционировала. Мы вели беседы по душам, и это тоже было частью обучения.

Вторым ярким педагогом для меня была и остаётся Ольга Александровна Арнаутова. Ныне она хореограф моего коллектива. А много-много лет назад я пришла в класс музыкального колледжа имени Шнитке. Это было в 1999 году. И Ольга Александровна, не знаю, каким образом, наверное через любовь к своей профессии, заставила нас полюбить хореографию, народный танец. И это было искусство, потому что мы были солистами – неповоротливыми, непластичными. Ольга Александровна всех нас выстраивала возле станка. Благодаря ей я знаю азы хореографии, несмотря на то, что я певица. Мы проходили с ней всё, мы знали традиции танцев народов мира. Да, мы танцевали не как артисты балета, все-таки мы певцы. Она научила нас постановке рук и ног при выходе на сцену. Мы перестали есть пельмени, потому что на сцене нужно стоять эстетично, красиво.

- Оказало ли это влияние на Ваш характер пения?

- Безусловно. Поверьте, сочетать танцы и пение очень сложно, потому что должно быть хорошо развито дыхание. Та база, которую мне дали, сейчас приносит потрясающие позитивные результаты. Мы пели и танцевали одновременно в хореографическом классе. Это был такой моноспектакль. Мы хорошо понимали, чем отличается казачья пляска от северной традиции танца. Если копнуть ещё глубже, моя мама хореограф, народница, танцовщица, а папа – певец. И эти два момента во мне тесно сплелись.

- И поэтому, наверное, Ваше шоу без «ЯР-дэнса» было бы совсем не то?

- Это мне очень сильно помогает. Часто меня спрашивают: «Почему Вы не хотите взять барабанщика, басиста, гитариста, сделать ансамбль певца и музыкантов?» Я люблю шоу. Мне нравится, что на моем концерте люди могут не только послушать, но и посмотреть традиции. Это заставляет их ощутить позитивный посыл эмоционально. В акустическом блоке они слышат тихие, но при этом те же самые народные песни, только немного в другом исполнении. Вот что для меня шоу.

- Вы продолжаете заниматься педагогической работой?

- Уже нет, потому что у меня очень активная артистическая деятельность. Я всегда говорю: «Нельзя быть немножко беременной». Ты должен быть либо педагогом, либо артистом. В какой-то момент я для себя поняла, что я пока хочу быть артистом, хочу гастролировать, реализовывать себя на сцене, пока есть силы и возможности. Педагогика – это система. О какой системе может идти речь, если вы сегодня в Москве, завтра в Омске, а послезавтра в Благовещенске?

- А возможен ли был бы вариант участия Ваших учеников в Ваших шоу?

- Возможно. Но я всегда говорю родителям, которые приводят ко мне детей: «Давайте сначала пройдем процесс обучения, прежде чем ребёнок окажется на сцене». Я противник ранних шоу, когда дети рано выходят на сцену и чувствуют вкус славы. Они должны выступать, но это не должно быть первично. К сожалению, у многих родителей, которые приводят ко мне детей, цель – чтобы ребёнок стоял на сцене, чтобы он был в телевизоре. Никто не говорит про талант, про усилия, которые надо прикладывать.

Когда я училась, ни о какой сцене, никаких шоу, ни о каких телевизионных проектах не могло быть и речи. Шесть дней в неделю я училась в музыкальной школе: хор, сольфеджио по четыре часа в день. Я вообще забыла, что такое прогулки! Да, были конкурсы. Они необходимы детям, потому что дают возможность себя показать и на других посмотреть. Но нельзя превращать это в шоу-бизнес с раннего возраста. Ведь дети всё впитывают как губка. Они ощущают вкус аплодисментов, славы, сияния софитов. Но затем они вырастают и вступают в подростковый возраст с его приветом от гормонов, с прыщами на лице, когда ты уже не девочка, и зритель тобой уже не умиляется, но ты ещё и не зрелая женщина. У очень многих детей психика ломается. Всё должно быть в меру. Я за то, чтобы на первом месте было образование.

- Вы говорите об этом с таким знанием дела. Значит, Вы с этим сталкивались?

- Да, конечно. Ко мне приходили родители, которые в первую очередь хотели, чтобы их дети были на сцене, а я всегда говорю: «Друзья мои! Я не проводник. Я могу только научить». Более того, я не Господь Бог. Поверьте, очень много талантливых ребят, которые по той или иной причине не могут выступать на сцене. Не дал Господь, и всё.

- Как Вы думаете, зачем в наше время дети приходят учиться русской песне? Зачем родители приводят детей?

- На самом деле это дорогого стоит. В наше время возрождается чувство патриотизма. Это ощущается, в том числе и по зрительному залу. Если родители ведут детей на народное пение, здесь два варианта: либо это нравится им самим, либо они видят талант в детях. И дай бог, чтобы они их приводили, потому что это воспитывает в ребёнке в первую очередь культуру и чувство патриотизма через песню. Детям рассказывают о традициях, показывают костюмы. Главное, чтобы это не было пошло.

- Как? Разве народная песня может быть пошлой?

- Вы знаете, и такое бывает. Ведь её интерпретируют по-разному. Я часто сижу в жюри конкурсов. Иногда, вдруг неожиданно ребёнок выходит исполнять «В роще пел соловушка» в шортах! Я понимаю, что это проблема вкуса у родителей, у педагога. Должна быть некая культура. Я не говорю, что надо петь в лаптях и гукать. Но традиции надо соблюдать, чтить и почитать, на то они и традиции. Мы не можем их вычеркнуть, стереть из нашего подсознания. Поэтому надо стараться традиции соблюдать и нести их из поколения в поколение.

- …Но, судя по Вашим концертам, всё-таки осовременивать, чтобы это было более понятно зрителю?

- Да, но при всём при этом есть некая грань, которую я не перехожу. Это может быть осовремененная аранжировка, но при этом я не тронула ни одного слова, ни одной ноты в мелодии. Текст и мелодия – это для меня святое, то, что должно остаться в песне.

- Вы не в первый раз выступаете в Зеленограде. Изменилось ли восприятие зрителя?

- Я очень люблю Зеленоград и зеленоградского зрителя за тепло, с которым принимают в зале. Иногда зал надо завоевать, а здесь я как у себя дома. Я вообще очень люблю Зеленоград за его экологию, за его чистоту, за то, как жители поддерживают эту чистоту.

- Вы успеваете это увидеть?

- Да, успеваю. Просто у меня очень много друзей живёт здесь. Иногда мне удавалось даже погулять по лесам, паркам. И мне всегда очень радостно, когда ты знаешь, что человек не бросит мусор на дороге, а подойдет к урне и определит его туда. Какой интеллект, такое и сознание и окружение. Я Вам очень завидую и желаю это не растерять, ведь начинать надо всегда с себя, а не сетовать на власть и жаловаться, что всё плохо. Прежде всего нужно спросить себя: «Что я могу сделать, чему я могу научить своих детей, каким примером я для них являюсь?» И начинать действовать, а не ждать перемен сверху.

zelenogradnews.ru


Еще по теме

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для комментирования.

© 2010-2017 Зеленоградские новости. Все права защищены.
При любом использовании материалов сайта активная ссылка на zelenogradnews.ru обязательна.