Сергей Разомазов: «Зеленоградские соревнования — это реализация идеи моей далекой молодости»

Традиционно 12 июня, в День России, в центре города пройдут соревнования по парашютному спорту на точность приземления. Старший тренер сборной команды России по классическому парашютизму, Президент Московской Федерации парашютного спорта Сергей Михайлович Разомазов рассказал нам, какие сюрпризы ожидают зрителей на предстоящих соревнований, а также об их истории, о себе и о состоянии парашютного спорта в России в целом.

О предстоящих соревнованиях

— Каковы особенности соревнований на точность приземления этого года?

— В этом году соревнования будут проходить в Парке Победы. Полуфинальный прыжок будет производиться на береговую линию, а финальный — на плот размером 10х10 м на Большом городском пруду.

— Почему в этом году было принято решение совершать прыжки на воду?

— Приземление на плот повысит зрелищность прыжков и понимание ответственности парашютиста. Горожане уже привыкли, что парашютисты приземляются в центр мата, когда других препятствий как таковых нет. А здесь — четкое и ясное понимание того, что у них есть возможность приземления только на плот. В этом есть некая интрига и дополнительный интерес для зрителей.

— Требует ли приземление на плот дополнительных умений или для спортсменов технически это то же самое, что и прыжки на землю?

— Технически дополнительно от них ничего не требуется, а вот психологически это накладывает свой отпечаток на результат. Вы представляете, они приземляются в цель размером 2 см, то есть они контролируют каждый метр снижения, каждую секунду нахождения на прямой. Но я думаю, что результаты будут не совсем такие, какие мы привыкли видеть в обычных условиях.

— Проводятся ли где-либо аналогичные соревнования с приземлением на воду?

— Соревнований с финальным прыжком на воду больше нет. В виде показательных выступлений на соревнованиях — проводились. Например, в Югославии на Кубке Адриатики. Тогда плот был на море.

— Есть ли аналогичные зеленоградским соревнования, которые проводятся в черте города?

— Нет. Зеленоградские соревнования — единственные, которые проводятся не просто в черте города, а в его центре. Различные показательные выступления в городах проводятся, приглашаются группы, цель которых — продемонстрировать зрелищность этого вида спорта. А здесь парашютисты показывают именно свое спортивное мастерство. Кроме того, эти соревнования подкреплены Кубком префекта Зеленограда. Каждый мечтает быть первым, чтобы получить кубок и призы от самого префекта.

— Какие еще мероприятия запланированы в этот день?

— Кроме прыжков с парашютом, будут показательные выступления пилотажной группы на вертолетах Robinson R44. Впервые в Зеленограде два пилота будут выполнять групповой полет под музыку — аэрофристайл.

— Увидят ли зрители в этом году прыжок в Вашем исполнении?

— С флагом, как в прошлом году — нет. В прошлом году я выполнял прыжок с флагом 500 кв. м. В этом году я планировал сделать новый рекорд — с флагом площадью 1000 кв. м, но, к сожалению, не получилось найти средства на его изготовление, так что это переносится на год. Но у меня есть кое-какие сюрпризы для зрителей.

— Есть ли какие-то сложности из-за организации соревнований в городе?

— При организации любого мероприятия возникают сложности. Еще не решен вопрос о возможности использования воздушного пространства над городом. Сегодня с утра Анатолий Николаевич (префект ЗелАО — Прим. ред.) подписал письмо на имя Генерального директора аэропорта Шереметьево, и завтра я поеду решать этот вопрос. Это будет только первая согласовательная подпись. Дальше мне предстоит побывать еще в двух организациях, которые контролируют воздушное пространство над Москвой. Только после этого можно быть уверенным, что у нас не возникнет проблем при взлете вертолетов с парашютистами.

— Какие погодные условия считаются допустимыми для таких соревнований?

— Есть два фактора, влияющих на проведение наших соревнований. Первое — высота. Спортсмены должны совершать прыжки с безопасной для них высоты, которая составляет минимум 800 метров. Это та высота, которая дает необходимое время для отделение от летательного аппарата, для раскрытия парашюта, выполнения снижения и захода на посадку. Соревновательная высота для точности приземления — 1200 метров. Второй фактор — сила ветра. Она не должна превышать 8 м/с у земли. Как правило, во время проведения зеленоградских соревнований ветер всегда близок к максимальному и составляет 6-7 м/с, но соревнования все равно проводятся, так как финальные прыжки совершают сильнейшие спортсмены уровня чемпионов мира. Если бы это были начинающие парашютисты или спортсмены 1 разряда, то для них это было бы невозможно, но по уровню мастерства они бы и не попали на эти соревнования.

— А если сила ветра у земли превысит 8 м/с, то и мастерам спорта прыгать нельзя?

— Это уже на усмотрение организатора и директора соревнований. Например, в нашем случае при прыжках на воду, если ветер будет дуть со стороны «Ангстрема», это создаст сложности, а если по воде — можно прыгать и при 10 м/с.

— Где, когда и как будут проходить отборочные соревнования?

— Отборочные соревнования пройдут в Пскове с 8 по 11 июня.

— Прыжки тоже будут осуществляться на воду?

— Нет, там обычный аэродром.

— Сколько человек примет в них участие?

— Около 80-100 человек. В Зеленограде будут участвовать только 15 лучших — 8 мужчин и 7 женщин, с раздельным зачетом. В финал выйдут 4 мужчин и 3 или 4 женщины.

Об истории соревнований

— Как возникла идея проведения соревнований?

— Зеленоградские соревнования — это реализация идеи моей далекой молодости, когда я начинал прыгать. Когда я совершил первый прыжок с парашютом, мне хотелось всем показать, как красиво опускаются с неба на землю парашютисты. Мне было обидно, что этого никто не видит, что не прыгают в городе. У меня было желание поделиться со всеми тем, что существует такой вид спорта. Пока я был спортсменом, это было нереально, некогда было этим заниматься. Сейчас, когда я стал тренером сборной команды России, Президентом Московской Федерации парашютного спорта, я решил, что это возможно и нужно. А благодаря своему опыту я знал, как это реализовать.

— Почему для соревнований был выбран именно Зеленоград?

— Все новаторства, новые технологии начинают тестироваться в Зеленограде. При этом Зеленоград — это округ Москвы. А где проводить соревнования такого уровня, как не в столице? Получилось так, что в первую очередь я получил поддержку от администрации Зеленограда, от Анатолия Николаевича Смирнова. Только благодаря ему эти соревнования стали ежегодными и традиционными и проходят уже более 10 лет.

— Насколько изменились соревнования за эти годы?

— Эти соревнования проводятся уже 13-ый раз. В нашей классической дисциплине парашютного спорта за это время практически никаких изменений не произошло. Но в парашютном спорте добавилось несколько новых дисциплин — это и вингсьюты, и скоростное пилотирование под парашютами. Поэтому, если говорить в целом о нашей дисциплине на точность приземления — она традиционна, она является самым интересным на сегодняшний день из всех видов парашютного спорта, потому что точность приземления всегда вызывает интерес у публики, которая стоит на земле. Зрители видят процесс приземления и результат, в отличие от других дисциплин парашютного спорта, в которых все происходит высоко в небе, и только благодаря специальной видеосъемке потом все это разбирается на земле и определяются сильнейшие. Не случайно, когда поднимался вопрос включения парашютного спорта в программу летних Олимпийских игр, то рассматривали именно прыжки на точность приземления.

— Приземление с точностью до сантиметра обывателю кажется невероятно сложной задачей. Сколько времени нужно тренироваться, чтобы справиться с этой задачей?

— Как и в любом виде спорта, нужно точно отрабатывать технику, знакомиться с парашютом не как со средством спасения, а как со своим снарядом, своей машиной. Отрабатывать технику постановки ноги, технику захода на посадку. Чтобы выйти на уровень финалистов этого соревнования, требуется не менее 10 лет.

— А сколько нужно для этого сделать прыжков?

— От трех тысяч. Но так как эти соревнования единственные в России, сюда приезжают сильнейшие, у которых в активе уже по 10-12 тысяч прыжков. Они все титулованные, все многократные чемпионы мира, поэтому простому мастеру спорта пробиться сюда практически невозможно. Но пробуют многие.

— Прыжки на точность приземления — это чисто спортивный элемент или они имеют практическое применение?

— Все спортсмены, которые сейчас являются чемпионами мира, востребованы как инструкторы там, где задействованы парашютная практика и парашютное снаряжение. Точность приземления «в ноль» рассматривается как спортивная составляющая, но точность приземления на некую площадку или объект применяется и на практике, например, в спецслужбах.

— Не планируется ли в будущем проведение в Зеленограде соревнований по другим дисциплинам парашютного спорта: групповые прыжки, фристайл и т.п.?

— Это сложный вопрос, потому что такая дисциплина, как точность приземления, подразумевает высоту 1200 метров. Любая другая дисциплина — групповая акробатика, фристайл, фрифлай, скайсерф, вингсьюты, купольная акробатика — использует воздушное пространство, и как «точнисты» они никакие, у них нет цели попасть в конкретную точку на земле. Минимальная высота для их прыжка — 3000 метров. Они могут прыгнуть над центром города, выполнить свое задание, и после того, как они раскроются, разлететься по всему городу. У них другие парашюты, другие задачи, другие цели. Поэтому другую дисциплину в город привлечь как соревновательную нереально.

— Как будет организована безопасность спортсменов и зрителей?

— Зрителям вообще беспокоиться не о чем. Парашютисты — это же не снаряды и не машины, которые носятся рядом со зрителями. Парашютист снижается, как семечко одуванчика. Но если даже вдруг что-то пойдет не так, для зрителей есть ограничение — их не пустят в зону в пределах 50 метров от точки приземления. И даже не потому, что это опасно для зрителей, а потому что они могут мешать ориентировке спортсменов. А при прыжках на воду будут задействованы МЧС и служба спасения на воде. Кроме того, все наши ребята умеют плавать.

— Но у них снаряжение тяжелое.

— Если говорить о снаряжении, то запасной парашют, который находится за спиной у каждого парашютиста, является неким поплавком. Он в течение получаса может помогать удерживаться на воде.

— Когда появился такой вид парашютного спорта, как прыжки на точность приземления?

— Точность приземления — это классический вид спорта. Он родоначальник парашютизма в целом. Соревнования и первенства начались со спора, кто точнее приземлится. Сначала парашютисты прыгали на круглых парашютах, потом круглые парашюты стали управляемыми, затем планирующими, и уже после планирующих парашютов появились крылья. Они стали летать по маршруту и стали более точностными. Первый чемпионат был проведен в 1951 году.

— Чем обусловлена траектория подъема вертолета по спирали?

— На любой дропзоне, где бы ни происходили полеты, существует ограничение воздушного пространства. Это мы смотрим с земли на небо, и нам оно кажется безграничным. А на самом деле это трассы, прилеты, подлеты, разлеты, снижения, наборы высоты. Они все расписаны, тем более над территорией Москвы. Вокруг нас есть входящие и выходящие коридоры, снижения из Шереметьево. Поэтому мы работаем в неком воздушном «стакане» над той точкой, в которую прыгаем. В ней вертолет поднимается по спирали, он не может улететь, допустим к Черной Грязи или на Пятницкое шоссе, где проходят трассы пассажирских самолетов.

— А почему именно по спирали, почему вертолет не поднимается на нужную высоту вертикально?

— У вертолета есть режимы, которые позволяют ему в течение некоторого времени подниматься вертикально, но не до бесконечности, потому что когда вертолет находится в режиме взлета, нагрузка на двигатели максимальная. Он может в этом режиме работать в течение 3-5 минут, а затем начинается перегрев, ему нужно движение для обдува. Он должен подняться над землей, дальше он переходит в горизонтальное движение, и горизонтальная скорость позволяет ему создать этот самый обдув и снять нагрузку на двигатель. В этот момент двигатель уже находится в режиме полета, температурный режим спадает, и вертолет летит комфортно.

— И на какую высоту вертолет может подняться строго вертикально?

— Максимально до 100 метров. Дальше ему уже просто необходимо перейти в режим горизонтального движения, иначе у него перегреются двигатели.

— В прошлом году ведущим соревнований был Валдис Пельш. Известно ли, кто в этом году будет вести соревнования?

— Валдис — мой хороший друг, мой ученик, я его персональный тренер, и он продолжает совершать прыжки с парашютом. К сожалению, в этом году 12 июня он будет вести престижный турнир по большому теннису в Москве. Поэтому ведущей наших соревнований будет одна из лучший диджеев Зеленограда Елена Воржакова, более известная как Лена Кошка. Она всегда вела наши зеленоградские мероприятия, в том числе совместно с Валдисом.

— Будут ли другие известные гости?

— VIP-персоны, которые к нам всегда приезжали, в этом году мне смогут дать ответ ближе к соревнованиям. Все в этот день заняты, так как он праздничный и отмечается везде. Поэтому возникают трудности по привлечению ярких звезд, они везде задействованы.

Вы знаете, что хотя эти соревнования на приз префекта, они посвящены памяти Героя России Дмитрия Разумовского. В этом году старший сын Михаил призван в армию, и 12 июня у него присяга. И хотя семья планировала присутствовать на этих соревнованиях, но сейчас они просто обязаны поехать к нему на присягу. Но наши соревнования все равно имеют памятное значение, потому что 3 сентября этого года исполняется 10 лет со дня той страшной трагедии, которая произошла в  школе города Беслана.

— Одно время было традицией совершать прыжки представителей власти. Почему теперь это не практикуется?

— Это было необходимо на начальном этапе развития направления в городе, для его поддержки. Это интересно для самих руководителей, необычно для горожан, это некий пиар всего мероприятия. Сейчас, когда к этому все привыкли, мы больший акцент делаем на самих соревнованиях. Администрация нам помогает, она понимает, чем мы занимаемся, она понимает, что это нужно в первую очередь не столько мне или руководителю города, сколько молодежи. Это патриотическое воспитание как юношей, так и девушек.

— Расскажите подробнее о прыжке префекта в 2002 году.

— В 2002 году прошли первые соревнования. Мое знакомство с Анатолием Николаевичем произошло, когда я пришел к нему в кабинет и рассказал об этом виде спорта и о том, что мы умеем. Он еще не знал меня как человека и спортсмена, и мне пришлось уговаривать его перебороть себя и совершить этот прыжок. Когда он выполнил прыжок и приземлился (мы прыгали тогда на стадион МИЭТ), он сказал, что теперь ему хочется донести до жителей города то, как это здорово. У меня есть его интервью тех времен. Оказывается,  он всю жизнь мечтал совершить прыжок с парашютом, и эта мечта сбылась только сейчас. И теперь мы идем той дорогой, которую выбрали все вместе — и администрация города, и Федерация парашютного спорта, во благо молодежи, во благо развития парашютного спорта в целом.

— Это был его единственный прыжок?

— Да. Мы прыгали с высоты 1500 м. Были моменты, когда Анатолий Николаевич хотел бы продолжить занятия, мы обсуждали возможность пройти его теоретическое и практическое обучение, но ввиду занятости это оказалось для него нереальным. Теперь он парашютным спортом владеет, как я, но с моих слов (смеется).

— Значит, практически любой человек может прыгнуть с инструктором без подготовки?

— Прыгнуть на сегодняшний день может любой человек, если только не страдает сердечными заболеваниями. Но на сегодняшний день это не бесплатно, потому что самолеты стоят денег, керосин стоит денег, инструктор стоит денег. С учетом этого мы вынуждены строить ценообразование.

— Каковы требования к здоровью будущего парашютиста, кроме отсутствия сердечных заболеваний?

— Только это. Сердечники очень непредсказуемы. У нас были такие направления, как «Мир без границ», привозили детишек с ДЦП и инвалидов. Они не могут заниматься этим как спортсмены, но совершить один прыжок в тандеме в качестве пассажира могут практически все.

— С какого возраста можно начинать заниматься парашютным спортом и каков верхний возрастной предел?

— Официально принято положение, что прыжки могут совершать ребята с 14 лет с согласия родителей и с инструктором. Верхний возрастной предел — 100 лет. Есть еще одно ограничение: парашютист не должен весить больше 120 кг.

— Физическая подготовка не требуется?

— Для прыжков в тандеме — нет, для занятий спортом, понятно, требуется физическая подготовка, сдача норм ГТО.

— Изменилось ли что-то в организации соревнований после перехода Алексея Немерюка с должности зампрефекта на работу в мэрию? Продолжает ли он сам заниматься этим видом спорта?

— Алексей Алексеевич — уникальный человек. Несмотря на то, что он ушел работать руководителем департамента, он все равно продолжает всячески помогать нам, если возникают организационные вопросы. Хотя Алексей Алексеевич работает в другой отрасли, он всячески нам помогает и советами, и административными ресурсами, за что ему огромное спасибо. Очень жаль, что после того несчастного случая, когда он сломал ногу, для него парашютный спорт прекратился. Он выполнил нормативы мастера спорта по парашютному спорту, выступал на чемпионатах России, на кубках России, участвовал в рекордах России. Но, видимо, худа без добра не бывает. После этого случая он стал больше внимания уделять работе, она его целиком и полностью поглотила, и его карьера пошла вверх. Насколько я знаю, его режим работы с 6 утра до 10 вечера.

О себе

— Расскажите о себе. Как Вы пришли в парашютный спорт?

— Когда мне было 15 лет, на экранах кинотеатров прошли интересные патриотические фильмы, такие как «В зоне особого внимания». Это фильм о воинах-десантниках. В нем очень красочно и интересно было показано, как военнослужащие выполняли свои обязанности. Во время очередных учений у них возникли трудности, они спасали заложников, выполняли боевые задания. И этот дух десантника и воина, который смело совершает прыжки с парашютом и достойно выходит из жизненных ситуаций, меня сильно встряхнул и вдохновил. Я хотел быть похожим на таких людей. Эти патриотические фильмы сыграли большую роль в моем становлении как личности и как спортсмена. И я пошел в аэроклуб моего родного города Барнаула (в Алтайском крае). Причем занятия начинались 1 сентября, но я этого не знал и пришел в кружок Дворца пионеров в конце января. И когда я зашел в класс, где проходили занятия и сказал «Здравствуйте, вы можете записать меня в парашютисты?», это, видимо, было настолько искренне, что инструктор не сказал мне «Приходи 1 сентября», а ввел меня в этот круг: «Конечно, заходи, будешь смотреть, слушать». И, отзанимавшись там месяц, я совершил первый прыжок 12 марта 1981 года. Вел секцию участник Великой Отечественной войны, летчик-истребитель Шишкин Александр Иванович. Он, к сожалению, давно ушел из жизни, царство ему небесное и вечная память. Вокруг него всегда было много маленьких детей, он смог привить нам любовь к этому виду спорта. Мы совершили по три прыжка в рамках секции, после чего был произведен отбор, и нас, 15-20 человек, взяли в кружок ДОСААФ. Из группы 20 человек нас вышло трое, которые добились звания чемпионов мира, заслуженных мастеров спорта СССР. Это Ольга Еремина, Александр Лепезин и я.

— И когда вас призвали в армию, вы пошли в десантники?

— В армии я стал десантником, но не тем героем-воином, которым мечтал быть. С 15 лет меня целиком и полностью поглотил парашютный спорт, поэтому, когда меня призвали в армию, я уже имел звание мастера спорта и порядка 1500 прыжков. Но я не пошел в ВДВ, потому что на тот момент мне казалось, что лучшая спортивная команда в противовоздушных войсках в Московской области. В результате я служил 4 года в Балашихе срочную службу, потом сверхсрочную службу, и только после этого перевелся в центральный спортивный парашютный клуб ВДВ.

— Какие еще соревнования по парашютному спорту Вы организуете?

— Я являюсь тренером сборной команды России, и недавно мне присвоили звание Заслуженного тренера России…

— Поздравляю!

— Спасибо. Но присвоили в ноябре или декабре, а корочки выдали только сейчас, буквально в прошлую субботу. И, скорее всего, представитель Федерации парашютного спорта России хочет, чтобы мне эти корочки вручил префект на предстоящем мероприятии. Что касается других дисциплин, я не совсем в них осведомлен и профессионален, но так как с февраля я назначен Президентом Федерации парашютного спорта, в мои обязанности входит организация мероприятий по всем видам. И в этом году мы хотим провести открытый чемпионат Москвы онлайн, то есть по всем аэроклубам и аэродромам, которые находятся на территории России. Изначально была идея провести чемпионаты на аэродромах, ближайших к Москве, но потом приняли решение провести соревнования для всех желающих. Мне нужно провести эти соревнования для того, чтобы отобрать спортсменов в сборную Москвы на следующий год. Поэтому москвичи, показавшие лучшие результаты, автоматически станут членами сборной Москвы следующего года. Мы планируем провести соревнования по нескольких дисциплинам: групповая акробатика («двойки» и «четверки») и артистические виды спорта — фристайл и фрифлай. Также мы хотим провести чемпионат Москвы (не онлайн) по скоростному пилотированию в Коломне.

— Что такое онлайн соревнования?

— У нас будут определены даты на конец июля. Все желающие участники должны зарегистрироваться на сайте Федерации парашютного спорта г. Москвы. В определенный день на каждом аэродроме будет судья-представитель, судья-наблюдатель. Зарегистрировавшиеся люди никуда не уезжают. Ведь основная проблема соревнований в том, что нужно выбрать время и потратиться на проезд и проживание. А здесь все участники остаются у себя дома. Они прыгают в привычном режиме. Есть судья-наблюдатель, для того чтобы они, выполнив прыжок, отдали ему видеоматериалы. Судья отправляет эти материалы в базу данных, и эти видеоматериалы в дальнейшем оцениваются судейской бригадой в Москве. В Москве и России такие соревнования проводятся впервые, и мне интересно, что из этого получится.

— А кто будет снимать эти видематериалы?

— Съемку производит специальный видеооператор. Потом монтирует и передает видеозапись для судейства. Поэтому, где они будут прыгать в данный момент, над Коломной, над Зеленоградом или еще где-то — не имеет значения. Но они должны проводиться приблизительно в одно и то же время. Обычно выбирается временной промежуток в три дня — пятница, суббота, воскресенье.

— Но ведь у них будут отличаться условия?

— На точность приземления влияют сила ветра, турбулентность, зрители в данной точке и т. п. Поэтому соревнования на точность приземления сделать онлайн невозможно. А на дисциплины групповой акробатики погодные условия не влияют, за исключением дождя.

— А можно ли вообще проводить в дождь соревнования по каким-либо дисциплинам парашютного спорта?

— Дождь дождю рознь. Мелкий моросящий дождик говорит о том, что наверху может быть даже град. Когда у земли крупные капли, наверху может не быть дождя вовсе.

— Значит, дождь не является препятствием для соревнований?

— Особенности свои вносит, но, можно сказать, что нет, не является.

О состоянии парашютного спорта в России

— Каково в настоящий момент состояние парашютного спорта в России в целом? Есть ли трудности, насколько активно он поддерживается властями, насколько он популярен среди молодежи?

— Помимо своей необычности, наш спорт интересен и для социальных служб, потому что он способен целиком и полностью захватить молодежь. Это патриотическое воспитание. Когда я встал на должность Президента Московской Федерации парашютного спорта, я столкнулся со следующей трудностью: сама Федерация отвечает непосредственно за спорт, то есть организацию сборов, выступления на чемпионатах Москвы, России, мира. А за массовость как таковую Федерация не отвечает, в ее обязанности это не входит. Эта задача возложена на систему ДОСААФ. И получается, что существует такой вид спорта, который востребован и интересен, но есть ли где-нибудь хоть одно объявление о наборе в секции или клубы? В советские времена везде висели лозунги: «Все на самолеты, все на парашюты, все на планеры!» Этим занимались ДОСААФ, аэроклубы, аэродромы. Сейчас эта работа ДОСААФом не ведется. На очередном этапе у меня встал вопрос о возможности использования юридического адреса совместно с региональным отделением ДОСААФом, так как я не коммерсант, у меня нет средств платить за юридический адрес. А у них он уже есть, причем исторически сложившийся. Но на мою просьбу мне ответили: «Вы знаете, это стоит денег, а бесплатно мы не можем вам предоставить адрес, у нас нет для этого законных оснований». Как же так, мы же работаем в одном ключе — развитие, популяризация парашютного спорта, и у них нет законных оснований дать мне это бесплатно? И это помимо того, что сейчас нет внешней работы системы ДОСААФ по привлечению молодежи, к великому сожалению. Это надо менять. Надо организовывать кружки, секции. У меня есть идея создать некую модель массового вида парашютного спорта.

— Это ведь в наших условиях платно, причем недешево?

— Моя идея как раз заключается в следующем. На сегодняшний день парашютный спорт относительно взрослый. Молодежи у нас мало только потому, что не все это могут себе позволить. Я вырос в Советском Союзе, который когда-то дал мне возможность заниматься этим видом спорта, и это не стоило для меня ничего, благодаря ДОСААФ, благодаря тому, что эта работа тогда велась. Если на сегодняшний день это затратная часть, то я считаю, что работа Федерации заключается в привлечении средств именно для молодежи, которой нужно дать возможность попробовать и пощупать, что это такое.

Средства, я думаю, можно найти и государственные, и инвестиционные, потому что это важно, в первую очередь, для патриотического воспитания. С допризывной молодежью должна работать ДОСААФ. В плане организации и финансирования спортивной части уже налажена помощь и работа через Москомспорт. На сегодняшний день я организовываю соревнования и сборы только благодаря поддержке администрации Москвы, Москомспорта, префектуры Зеленоградского округа. И это та основа, которая необходима для спорта. Но в дальнейшем я хочу поднять массовость парашютного спорта на территории города Москвы, но не за счет средств самих учащихся, то есть их родителей. Если мы сегодня не будем заниматься юношеством от 15 до 18 лет, то у нас возникнут проблемы с нашей молодежью.

И если детей 5-7 лет в спорт приводят родители, потом дети взрослеют, у них меняется мировоззрение и, как правило, они уходят из спорта. Ребятам 16-19 лет хочется чего-то нового. Это тот период, когда им надо дать возможность получить адреналин, почувствовать полет. Это отвлечет молодежь от опасных для жизни развлечений, например, зацеперства, и пагубных привычек.

Беседа состоялась 29 мая 2014 г.

zelenogradnews.ru


Еще по теме

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для комментирования.

© 2010-2018 Зеленоградские новости. Все права защищены.
При любом использовании материалов сайта активная ссылка на zelenogradnews.ru обязательна.